История одной усадьбы.

Худ. Чернецов Н.Г.   Вид дома Л.А. Нарышкина в Мисхоре. 1834.
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.



Еще в начале 30-х годов XIX века, возводилась в Мисхоре усадьба "Софиевка" или "Малая Алупка" по проекту ялтинского архитектора Карла Эшлимана. Старинное здание с узкими заостренными кверху окнами под красной черепицей — бывший особняк почти сохранил свой первоначальный вид. Сейчас это корпус № 1 лечебно-оздоровительного центра "Нижний Мисхор". К сожалению, здание не отмечено мемориальной доской, поэтому историю этого особняка, его бывших хозяев знает не каждый местный житель, не говоря о приезжих.

Дача и прилегающий к ней парк, напоминающий естественный лес с вековыми кипарисами и кедрами, в начале XIX века принадлежали представителю одной из самых известных в России фамилий — Льву Александровичу Нарышкину.

А история этого места начиналась так...




       



Первой хозяйкой земли на которой впоследствии архитектором Эшлиманом был выстроен особняк была Софья Константиновна Потоцкая. История ее жизни была очень пестрой и интересной.

Эта достойная польская фамилия вместе с невероятным богатством досталась ей от второго супруга.

О Софье Константиновне говорили много и разного. «Красавица гречанка из Константинополя, темного происхождения, на тринадцатом году была продана матерью польскому послу Лясопольскому, доставлявшему между прочим в Варшаву королю красивых женщин», — писал о ней в своем труде «Знаменитые россияне XVIII-XIX веков» великий князь Николай Михайлович Романов. Про Софью Константиновну говорили, что «она сама различно называет свою девичью фамилию». Их было несколько, чем и вызывалась путница: то ли Челиче, то ли Глявоне, то ли Маврокордато...



София Глявоне

София Глявоне де Челиче.


Нет точных сведений, когда София познакомилась с главнокомандующим российской армии в русско-турецкой войне (1787-1791) генералом-фельдмаршал Г. Потемкиным, но очень скоро она оказалась под Яссами, а ее мужа Потемкин назначил комендантом Херсона с присвоением звания генерала российской армии. После взятия российскими войсками, неприступной, как считалось, турецкой крепости Измаил, Потемкин выехал в Петербург и позаботился о приглашении туда супругов Виттов. 18 марта 1791 г. Софию познакомили с Екатериной II.

Потёмкин подарил своей прекрасной гречанке большое греческое селение Массандру и Мисхор .

...Родители Иосифа Витта, первого смельчака, кто отважился жениться на «мадам Константинопольской, которую продавали на базаре», сошли от огорчения в могилу. В 1798 году Софья Витт, многолетняя любовница графа Станислава Потоцкого, который заплатил первому мужу колоссальную сумму отступного, стала его законной супругой.

Станиславу Потоцкому Софья Константиновна родила почти одного за другим пятерых детей. В 1801 году на свет появляется девочка, названная графом именем обожаемой супруги, — Софья. В следующем году появляется на свет вторая дочь Потоцких — Ольга.
Софья-младшая осталась без отца, когда ей едва исполнилось четыре года. Ольге, соответственно, было три. Девочки росли в обширных владениях их древнего рода. На Украине, в Тульчине, у графини-вдовы было два дворца, по размерам и роскоши не уступавших столичным, а в Умани редкостное, когда-то в честь жены названное Потоцким имение Софиевка.



Софья Потоцкая.

Потоцкая Софья Станиславовна,
по мужу Кисилева (1801-1875)

Ольга Потоцкая.

Потоцкая Ольга Станиславовна,
по мужу Нарышкина (1802-1861)


В Крыму Софья Константиновна имела колоссальные земельные угодья, леса, виноградники, ухоженные целой армией садовников парки с редкими растениями, дачи, наполненные роскошью.

Зиму семейство Потоцких проводило в Петербурге, лето — в украинских имениях, весну и осень — в Крыму. Благословенная Таврида с ее восточным колоритом, жмущимися к скалам татарскими селениями, мечетями, памятниками, монастырями, легендами — все делало жизнь богатого семейства насыщенной волнующими впечатлениями.

С 1810 года Софья Потоцкая вступает в последний период своей жизни и «нравственно хорошеет». Она всё более озабочена искуплением грехов, благотворительной деятельностью, воспитанием детей. Бурная жизнь, полная увлечений и приключений, отходит в прошлое. София становится под старость добродетельной «матроной», старается забыть прежнюю жизнь и сохраняет преданную память только к Потёмкину, которого до конца «жалела, как родного брата».

По настоянию врачей графиня Потоцкая вместе с дочерью Ольгой в 1821 году выехала из Петербурга за границу на воды, где 12 ноября 1822 года в Берлине она скончалась.
Александр I, извещенный о кончине прекрасной графини Потоцкой, прислал соболезнование и разрешил похоронить ее в России.


София Потоцкая.

Софья Константиновна Потоцкая.
Неизвестный художник.




       




Лев Александрович Нарышкин

Лев Александрович Нарышкин, будуший хозяин имения в Мисхоре, генерал-майор, богатый, родовитый, приходился двоюродным братом Михаилу Семеновичу Воронцову, который в 1823 г. стал генерал - губернатором Новороссийского края. В этом же 1823 году Лев Александрович женился на графине Ольге Станиславовне Потоцкой, которая была моложе супруга на 16 лет.

Лев Александрович Нарышкин родился 5 февраля 1785 года в семье обер-гофмаршала Александра Львовича Нарышкина (1760—1826) и Марии Алексеевны Сенявиной (1762—1822), дочери адмирала Алексея Наумовича Сенявина (1722—1797).

Ольга Станиславовна Нарышкина (Потоцкая)

Ольга Станиславовна Нарышкина (Потоцкая)

Ольга Станиславовна Потоцкая, по мужу Нарышкина (1802, Тульчин — 2 января 1861, Париж, Франция) — дочь польского магната Станислава Щенсного Потоцкого и знаменитой авантюристки Софии Глявоне.

Ольга родилась в 1802 году в Тульчине, год спустя после своей сестры Софии. Девочки росли в юго-западных владениях Потоцких — в Тульчине, где находились два дворца их владетельного рода, и в Умани, где в честь их матери был разбит в 1793—1796 годах знаменитый сад Софиевка. Часть года семья проводила в Крыму, где ещё Потёмкин подарил своей прекрасной гречанке большое греческое селение Массандру.
Имение тянулось от хребта Яйлы до моря, охватывая площадь свыше 800 десятин. В горной части это огромное имение заключало строевые леса, в долинной были вскоре развдены виноградники тончайших французских лоз, а на обрыве над морем разбит роскошный парк с редкими тропическими растениями.

После смерти матери Ольга получила в наследство Мисхор, а её сестре Софье досталась Массандра. Ольга осталась на попечении старшей сестры и её мужа Киселёва.

Ольга, отличалась более положительным характером, чем её старшая сестра, и, как и та, «славилась своею красотою». В глазах генерала Киселёва, Ольга вскоре затмила очарование его молодой жены, и возникший роман зятя со свояченицей превратился в прочную пожизненную связь, разбившую счастье Софьи Станиславовны. К 1829 году брак Киселёвых фактически распался.

Кроме сестры Ольгу взялась опекать Елизавета Ксаверьевна Воронцова, супруга графа М. С. Воронцова. Она приняла живейшее участие в её судьбе.


Елизавета Ксаверьевна Воронцова

Елизавета Ксаверьевна Воронцова.

Миниатюра Морица Даффингера, 1835/1837г
 

Граф Михаил Семёнович Воронцов

Михаил Семёнович Воронцов.

Портрет работы Джорджа Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж (Санкт-Петербург)


Поговаривали, что Граф Михаил Семёнович Воронцов имел любовную связь с лучшей подругой жены и хозяйкой крымского имения Мисхор Ольгой Станиславовной Нарышкиной, урождённой Потоцкой. В свете считали, что Воронцов устроил в 1824 году брак Ольги Потоцкой со своим кузеном Львом Нарышкиным для прикрытия собственного романа с ней. Еще до брака у Ольги Потоцкой был роман с П. Д. Киселёвым, женатым на её старшей сестре Софье. Граф Воронцов не только брал на себя многие расходы по содержанию Мисхора, но оплачивал карточные долги Нарышкина.




Софья Львовна Шувалова (Нарышкина)

Софья Львовна Шувалова
(Нарышкина)

В 1829 году у Нарышкиных родился долгожданный ребенок, девочка, которую назвали Софьей. Это был единственный ребенок у Льва Александровича и Ольги Станиславовны. И в последствии, мисхорское имение было передано во владение ей - Софье Львовне.

Художник Никанор Чернецов

Никанор Чернецов. «Новый Мисхор. На водах.» 1834 г.




Картина Боссоли

"Вид с террасы в крымском имении Л.А. Нарышкина Мисхор".
Карло Боссоли (бумага, гуашь, 1842 год).



       




Карло Боссоли (Carlo Bossoli)

Семь видов Мисхора в Крыму 1841-1842 года.

Семь малоизвестных работ художника-пейзажиста Карло Боссоли (1815-1884),
который жил и работал в Крыму, будучи придворным художником князя М.С.Воронцова.


За два года (1840-1842) Карло Боссоли объездил практически весь Крым. Крымские впечатления выразились в серии прекрасных акварелей и гуашей (часть из них хранится в Эрмитаже), свидетельствующих о том, что именно к этому времени он стал блестящим рисовальщиком. Помимо декоративности и живописных достоинств, эти произведения интересны особой точностью передачи деталей.

В 1841 году, крымское имение «Мисхор» принадлежало генералу, герою войны 1812 года, Льву Александровичу Нарышкину, двоюродному брату генерала М.С.Воронцова, под чьим покровительством и находился тогда Боссоли. Вполне возможно, что изобразить виды своего имения «Мисхор» у Карло Боссоли, заказал именно Л.А.Нарышкин.




Гравюры из серии «Усадьба Нарышкиных в Мисхоре» Карло Боссоли.



Герб Нарышкиных

Герб дворян Нарышкиных.




       



Софья Львовна Шувалова (Нарышкина)

Софья Львовна Шувалова
(Нарышкина)

Pyotr Fyodorovich Sokolov (1791–1848).
1840г.

Граф Пётр Павлович Шувалов (1819-1890). Муж Софьи Львовны Нарышкиной.

Граф Пётр Павлович Шувалов
(1819-1900)

Franz Xaver Winterhalter (1805–1873).
1850г.



Софья Львовна - в последствии вышла замуж за графа Петра Павловича Шувалова.

Граф Петр Павлович Шувалов с февраля 1846 года был женат на Софье Львовне Нарышкиной (1829—1894), единственной дочери генерал-лейтенанта Льва Александровича Нарышкина и графини Ольги Станиславовне Потоцкой; наследнице усадеб Тальное, Мисхор и известного дворца на Фонтанке. Из-за доброты и бесхарактерности мужа Софье Львовне приходилось самой управлять всем состоянием, имениями и заводом.

В браке родились дети:
Павел Петрович (1847—1902), полковник, коллекционер, женат на княжне Е. В. Барятинской.
Ольга Петровна (1848—1927), с 1867 года жена князя А. С. Долгорукова.
Варвара Петровна (1850—1872), с 1868 года жена генерала Д. И. Орлова.
Мария Петровна (1852—1884), с 1871 года жена князя Г. Л. Кантакузена.
Софья Петровна (1857—1928), жена графа А. К. Бенкендорфа.
Елена Петровна (1864—1932), с 1881 года жена графа А. А. Бобринского.



Граф Шувалов Павел Петрович (1846 - 1902),сын графа Петра Павловича Шувалова и Софии Львовны (урождённой Нарышкиной).(1849)

Граф Шувалов Павел Петрович
(1846 - 1902).

Christina Robertson (1796–1854).
(1849)


В 1895 году имение, включающее дом и обширный парк, перешло к Генерал-майору Павлу Петровичу Шувалову (1847—1902) - единственному сыну камергера графа Петра Павловича Шувалова и Софьи Львовны Шуваловой (1829-1894), единственной дочери Льва Александровича Нарышкина и его жены Ольги Станиславовны, урожденной графини Потоцкой.



       



Последней владелицей имения Мисхор общей площадью 115 десятин 2215 саженей, или почти 170 га, расположенного берегу моря, была княгиня Ольга Петровна Долгорукая (внучка Ольги Станиславовны Нарышкиной), которая получила его по наследству от своего брата Павла Петровича Шувалова, умершего бездетным в 1902 году.
Княгиня Ольга Петровна Долгорукая

Ольга Петровна Долгорукова.



Княгиня Долгорукова была последней хозяйкой великолепного имения, расположенного в чудесном парке на берегу Черного моря. Имение содержалось превосходно: в нем была молочная ферма, отпускающая парное молоко, виноградники с лечебными и столовыми сортами, телефон. На территории мисхорского имения были оранжерея и питомник для продажи растений, которые цвели практически круглый год. Роща олив коммерческого значения не имела. На земле, арендованной у княгини О. Долгоруковой, был построен целый ряд дач, в которых сдавались комнаты для приезжих на отдых с апреля до конца октября. Дачи эти, нарядные, роскошные, оспаривали славу дач петербургских. Прекрасные климатические условия, красота окружающий природы, прогулки по парку, расположенному на берегу моря, пресные и морские ванны, катера, лодки и экипажи — все это делало отдых незабываемым. Мисхор в те годы был одним из центров, где собиралось высшее общество. Здесь были построены отличные теннисные корты и было организовано что-то вроде теннисного клуба. Матчи и турниры начинались в мае или в июне и продолжались почти все лето до глубокой осени.



С территории Мисхора хорошо видна гора Ай-Петри, свидетельница многих печальных и радостных событий, которые происходили здесь в разные годы. Величественная гора Ай-Петри была свидетелем и междуусобной гражданской войны, когда Крым за сравнительно короткий промежуток времени пережил около десяти смены властей. Именно тогда история имения Мисхор, владельцами которого почти в течение 100 лет были представители знатнейших в России фамилий Потоцких, Нарышкиных, Шуваловых, коренным образом изменилась. В стране уже шла Гражданская война, и лето - осень 1918 года были для большинства представителей русской дворянской аристократии последними, проведенными на родной земле перед изгнанием.



Часть корпуса (Южная сторона) Дворца Нарышкиных-Долгоруковых. Фото конец XIX - нач. XX вв.


В первую неделю апреля 1919 года, когда красные опрокинули войска Деникина и вышли к Перекопу, и когда возникла реальная угроза их прорыва в Крым, вдовствующую императрицу посетил Чарльз Джонсон, капитан пришедшего из Константинополя британского линкора "Мальборо", и сообщил, что у него имеется распоряжение английского короля Георга V, мать которого, королева Александра, была родной сестрой Марии Фёдоровны, спасти её родственников в случае смертельной опасности. Предполагалось вывезти около дюжины человек, однако императрица категорически заявила, что покинет Крым лишь при условии, что все, кому угрожает опасность, тоже будут эвакуированы.


Дредноут «Мальборо».


Вместе с императрицей Марией Фёдоровной и другими Романовыми семьи русской знати благополучно покинули Крым в апреле 1919 года на британском крейсере «Мальборо».


Княгиня Ольга Петровна и ее внучка Софка Долгорукая.


Так, 11 апреля 1919 года на борту "Мальборо" последняя хозяйка имения Мисхор Ольга Петровна Долгорукая вместе с одиннадцатилетней внучкой Софкой Долгорукой и с большой группой аристократов и близких к ним людей оставила Крым и была эвакуирована на Мальту, а затем – перевезена в Англию.



       



Бывшее имение княгини О. П. Долгоруковой содержалось превосходно, к такому выводу пришла контрольная комиссия совхоза "Мисхор" в акте приема и сдачи в ноябре 1920 года. В этом акте подробно переписано и подсчитано все: и общая площадь имения, и площадь под каждой культурой, все постройки, имущество в большом доме бывших владельцев и в домах всех арендаторов, количество живого инвентаря и т.д.
Опись имущества владельческого дома содержит сведения о богатой обстановке каждой комнаты: о мебели, картинах, писанных масляной краской, вставленных в золоченые и дубовые рамы, гравюрах, фарфоровых китайских вазах, хрустальных люстрах с бронзовыми рожками, бра, коврах, зеркалах.
В винном подвале, построенном в 1833 году, комиссией обнаружено большое количество вина хорошего качества: белый и розовый мускат, рислинг, саперави, красное столовое и других марок - всего 145 ведер. В целях сохранения вина перенесли из Мисхорского имения в хорошо охраняемый винный подвал имения князя Ф. Юсупова в Кореизе.
В конюшне бывшего имения находились в ту пору 12 лошадей. Вскоре ими воспользовались красноармейцы.
В заключение акта приема комиссия рекомендовала использовать бывшее имение княгини О.П. Долгоруковой как здравницу для трудящихся.


       



После установления Советской власти в Крыму ( ноябрь 1920 г.) революционный комитет Крыма издал приказ, который положил начало организации курортов на полуострове, а также подписан Декрет "Об использовании Крыма для лечения трудящихся". На основании этих документов в Крыму было создано Центральное Управление курортов Крыма. Все курортные местности были разделены на курортные районы: Алуштинский, Ялтинский, Гурзуфский, Алупкинский и Симеизский. Мисхорский курорт находится в составе Алупкинского района. Издается ряд правительственных документов, на основании которых, Нижний Мисхор со всеми дачами становится домом отдыха. Уже с 1925 г. в состав курпансиона "Группа дач Мисхора" на 100 мест вошли практически все бывшие дачи, в том числе и дача Нарышкина.

Сюда в 1925 г. прибыли на отдых рабочие и крестьяне, а также гости из Испании.

С октября 1928 года курпансион "Группа дач Мисхора" уже стал называться санаторной группой «Коммунары», а Дача Нарышкиных становится 1-м корпусом этого санатория.

Развивается инфраструктура. Благоустраивается прибрежная зона и Мисхорский парк. Появились ресторан, танцплощадка, курзал, где в свое время выступал В. Маяковский, водолечебница (была разрушена во время войны), спортивные площадки.


Советский плакат 1947 года "Трудящимся - здоровый отдых!".   Художник М. Нестеров.



Начиная с 1948 г. первый корпус санатория «Коммунары» становится самостоятельным санаторием «Советский полярник». Здесь отдыхали прославленные зимовщики полярных станций «Северный полюс» и антарктической станции «Мирный». Не раз проводил свой отпуск в санатории выдающийся советский авиаконструктор академик А. Н. Туполев.

В 1960 году Мисхорскому парку присвоили статус парка-памятника садово-паркового искусства.


     

Отдыхающие санатория "Советский полярник" в 50-е годы ХХ века.
Фотографии взяты из открытых источников в сети интернет.

       





Северный и Южный фасады корпуса "Дача Нарышкина" в наши дни.




       



Сейчас на территории Мисхора находится более двадцати здравниц, некоторые из них располагаются в старинных особняках, дачах и дворцах, построенных в XIX - начале XX века.


НАВЕРХ